Приветствую Вас, Гость

Золотая лихорадка (Часть 2)

 

   Это место,  было по своей природе уникальное. По левую руку, если встать спиной  к узкоколейке,  располагалась «Плакун Гора»,  со своими многочисленными  ручейками и  густыми зарослями невысоких деревьев. С правой  стороны,  начинались небольшие болотца, сплошь покрытые клюквой, брусникой, кустами голубики и черники. Ягод было так много,  и была она  такая крупная,  что стоило обобрать три четыре кочки и у тебя уже половина ведра. Поэтому  каждый вечер, а особенно утром,  многочисленные стайки тетеревов,  рябчиков и глухарей, поклевав камушки на пологом склоне, слетались на болота поклевать еще и   лесной ягоды. Хорошо зная свойство этой местности,  Гриша  приходил сюда в полной темноте,  вставал под какую-нибудь елочку между  «Плакун Горой» и болотом,  дожидался   рассвета, после чего и  начинал отстреливать  тетеревов. Дичь была не пугана, поэтому, сделав пару выстрелов, нужно было продолжать стоять на месте и не двигаться. Часто рябчики, а особенно глухари,  даже не улетали, а просто отбегали немного в сторону, замирали, не боясь осматривали территорию,  а через несколько минут, как ни в чем не бывало уже  продолжали расхаживать по болоту.  

 Вот и сейчас,  только Гриша приблизился к болоту,  как стайка рябчиков взлетела и расселась на невысокие березки. Первый выстрел оказался неудачным. Рябчики спокойно продолжали сидеть  на деревьях,  перепорхнув только с ветки на ветку.

- Бахх!!

Мальчишка выстрелил вторично. Но и после второго раза результат был тот же самый.

 - Ну, блин горелый! - Юноша перезарядил ружье и, подойдя немного поближе,  произвел третий выстрел. Стайка перелетела  чуть подальше,  а один из них,  с подбитым крылом вылетел на тропу и упал впереди, метров за сто от стрелка.

 -Один есть!! - Прошептал радостный паренек. Упавший на дорогу рябчик яростно колотил по земле крылом. Вновь  перезарядив ружье, юноша продолжил движение,  все время осматривая на болоте кочки, обильно  усыпанные брусникой. Пройдя еще несколько метров,  Гриша от неожиданности чуть не упал, хотя сам был готов к такому повороту дела.  Сразу целый выводок глухарей взлетел с левой стороны и,  громко хлопая крыльями,  начал разлетаться в разные стороны.

- Бахх!! Бахх!! Произвел пару выстрелов паренек.  Руки от волнения дрожали. Быстро,  дослав в патронники еще два   патрона,  Гриша успел сделать по глухарям очередной дуплет. Но и на этот раз выстрелы ушли в молоко.

 - Мазила!! - Отругал сам себя мальчишка.- Патроны только зря переводишь! С этими словами он подошел к рябчику, который валялся на дороге,  положил его в рюкзак и, не спеша, прошелся до конца дороги. Дальше двигаться  было невозможно. Дорога упиралась в земляной вал, заваленный сучьями и грудой поваленных деревьев. Здесь начиналось какое-то гиблое место, здесь начинался бурелом.

 -Сам черт ногу сломит!! - Подумал Гриша. Это место было для него очень знакомо. Здесь юноша успел побывать десятки раз и подстрелить не один десяток тетеревов  - В таких местах и  соболь наверно может водиться!? – Отметил про себя паренек. В этот момент он почему-то вспомнил о своей давней мечте по поводу покупки собственного мотоцикла и мечтательно  вздохнул. Оглядев еще раз бурелом, подумал о чем-то своем, отвернулся и стал привычным взглядом осматривать  болото. В этом месте ширина  болота была небольшая,  примерно около  пятидесяти метров. С одной стороны дорога, на которой стоял Гриша, дальше бурелом,  чуть левее, прямо и справа, виднелись сухие  возвышенности,  покрытые  молодыми березками и елочками.  По средине крохотный островок,  на котором проросли три  осинки, да  пара высоких, тонких и прямых,  как карандаши,  сосенок.

 - На жерди очень хороши, эти сосенки!! - Все время размышлял Гриша, вспоминая домашний покосившийся забор. – Да и  на стропила, в дровяник, тоже пойдут!! Но именно с этих сосенок и осинок он бил больше всех лесной дичи. Дело в том, что  тетерева, но в основном рябчики,  прилетев на кормежку,  очень часто,  прежде чем опуститься на болото, садились именно на эти мелкие деревья. Ну,  а уж промахнуться  с двадцати метров,  было практически не возможно. Но даже если  Гриша и  промахивался,  птицы  часто  далеко не улетали, а поднимались выше, садились на сосенки  и повторить попытку точно попасть в цель,  ну это, как говориться,  задачка для начинающего охотника.

 Солнце не  спеша,  клонилось к закату. Встретившись со своими любимыми местами,   Гриша постоял еще немного, прислушался -  в тайге было тихо.

 - Чего-то Янко зайца поднять не может!? - Подумал он. - А может оно и к лучшему!  А-то вдруг  убить не сможем, будет  потом  всю ночь  гонять,  а завтра…! Мдаа! –  С этими мыслями паренек повернулся и тихонечко направился в сторону зимовья. 

 - Да и ужин хорошо бы,  засветло приготовить! - Мелькнула у него мысль. Но не успел он сделать несколько шагов,  как где-то,  совсем рядом,  засвистел рябчик. 

– Фюють!! Фюють!! Тють, тю,  тю!! -  Выделывал самец красивые коленца.  Паренек остановился. Достал из-под рубашки веревочку,  на которой висело несколько металлических манков, выбрал один из них и …

- Фюють!! Тють, тю, дю! - Звонко прозвучал ответ. Тайга оживилась.  Со всех сторон послышался знакомый   свист.

 - Да сколько же  их тут!? - Гриша приготовил ружье и свистнул в манок еще раз.  Рябчики как будто этого только и ждали.  Они засвистели со всех сторон, начали копошиться на ветках,   но подлетать ближе  не спешили. Юноша сделал паузу, немного подождал и,  когда в тайге стало совсем тихо,  свистнул еще раз. На этот раз концерт повторился с новой силой.  Вновь вся округа наполнилась пронзительными позывными  и два красавца самца, подлетев неизвестно с какой стороны, уселись на осинку, росшую на островке.

 Первым выстрелом Гриша убил одного. Второй, мгновенно   вспорхнув, неожиданно   перелетел ближе и опустился на ветку,  прямо над головой парнишки.

- Бахх!! - Вновь разнесся по тайге громкий выстрел. Рябчик,  даже не трепыхаясь, упал  под ноги охотнику.  Прислонив ружье к дереву, Гриша снял рюкзак,  положил рядом с ним убитого рябчика и пошел доставать  того,  который лежал на островке  по середине болотца.

 Забрав птицу, он почерпнул несколько горстей брусники и с удовольствием опустил целую горсть ягод себе  в рот. Ягода была сладкая и очень  вкусная. Перед тем как выйти из болота он наклонился еще над одной кочкой потом еще, еще и, у самой дороги вдруг   увидел…..

 -Что это такое!? - Удивленно  произнес он,  освобождая от земли какой-то металлический диск больше похожий на шляпу вьетнамца, но только  с овальным верхом. – Ничего не понимаю!? - Гриша повертел в руках  незнакомый предмет.-  Где такое корыто можно применить!?  Мдаа!! - Он еще раз осмотрел находку, зачем-то прикинул ее на  вес, размахнулся и хотел было закинуть корыто подальше  в болото.

 -  А чего,  может, куда-нибудь пригодится!? - В последний момент подумал паренек. -  Мало ли, чего!! С этой мыслью он отпустил руку,  подошел к небольшой елочке,  под ветками,  которой все время прятался во время охоты, положил  корыто под дерево и  слегка присыпал находку землей.- Пусть лежит, хлеба не просит!! - Под ровным слоем земли и листьев металлический предмет был не заметен. После этого,  Гриша  засунул рябчиков в рюкзак, накинул на плечо ружье и довольный вечерней охотой, не спеша, направился в сторону зимовья.

 Выйдя на узкоколейку, к мосту, паренек остановился и посмотрел влево, туда,  куда уходили  две старые металлические рельсы, упираясь в горизонт. Он никогда не бывал на той стороне реки, поэтому и  смотрел в  неизведанные дали  с искренним интересом и охотничьим азартом.

 - Вот восстановим тележку!! - Подумал он.-   После этого  можно будет  прокатиться и  посмотреть, какие  за рекой места! От моста,  до поворота  на котором  располагалось зимовье,  было не больше километра.  Паренек прошел уже  больше половины, как  неожиданно  на узкоколейке увидел черную лайку.  Подойдя поближе, он узнал в собаке молодого соседского кобеля по кличке «Патрон».

 - «Патрон»!! «Патрон»!! - Закричал Гриша.- Иди ко мне! Иди сюда!! – Собака, узнав  юношу, радостно завиляла хвостом,  быстро  подбежала и,  подпрыгнув,   положила передние лапы Грише прямо  на патронташ.

 - Ну, чего ты,  дружище!! - Мальчишка погладил собаку по голове. – С кем пришел!? А!? Ну - кА,  давай,  веди! - Патрон послушно встал на все четыре конечности и,  постоянно оглядываясь, побежал в сторону зимовья. Подойдя ближе,  мальчишка увидел,  что  возле зимовья,  на небольшой  площадке, сколоченной  из толстых досок, стоит вагонетка,  снятая с рельсов, из трубы летней кухни  поднимался дымок.  Коша рубил дрова, а  возле плиты,  в теплом свитере,  копошился сосед,  Харитон Борисович Прохоров,  шестидесятипятилетний мужчина   крепкого телосложения, на вид которому было не более пятидесяти пяти лет. Харитон Борисович когда-то работал в школе  учителем  истории,  много знал, много читал, был заядлым охотником и отличным собеседником.

 - Привет, мой дорогой!! - Обрадовано произнес он, когда Гриша появился на территории зимовья. – Привет профессиональным охотникам!!- Подойдя ближе  Харитон Борисович пожал Григорию  руку и  по-отцовски  обнял  мальчишку за плечи. – Слышал, слышал, как ты дуплетишь на «Тишкином болоте»!! Подстрелил кого-нибудь  или как!?

 - Да так! - Нехотя ответил мальчишка. После этого он  снял с плеч рюкзак и, развязав шнурок, выложил на стол трех рябчиков.

 - Ух, ты!!  Молодец!!  А я тоже на переезде двух стрельнул,  вот с Колькой решили на вечер сварить шурпу, по-таежному!

 - Дак и этих, туда же можно! - Гриша кивнул головой на свежую дичь.

 - Можно!! У нас с вашей утренней добычей целое ведро получается! - Старичок  взял со стола рябчиков и,   без лишних слов,  окунул тушки в крутой кипяток. Через  две минуты, он легко отделил кожу вместе с перьями,  а еще через пять минут, вымытые, чистые,  выпотрошенные рябчики,  были опущены в кастрюлю  с кипящей водой. - Учитесь ребятки!! - Произнес он.- Быстро и без лишних хлопот! Поняли!? 

Начало потихоньку темнеть. Гриша повесил на стену ружье, достал с чердака старые ботинки,  которые он принес сюда года два назад,  расстегнул  телогрейку и,  с удовольствием выйдя на улицу,  уселся  на скамейку возле летней кухни.

 - Отдохни,  отдохни!! - Бывший учитель продолжал возиться возле плиты.- Весь день ведь  вы на ногах!!-  Закончив рубить дрова,  рядом с Гришей на скамейку устало опустился и Колька.

 - Ну, чего там  у тебя!! - Спросил Гриша.- Почему   ни одного заячьего подъема-то не было!? А!? 

 - Да черт его знает!! - Коша пожал плечами. – Не знаю,  может из-за того, что сейчас в тайге сухо!?

 - Да не сухо! - Харитон Борисович подбросил в печку дрова. – Просто  не там зайца  ищете!!

 - Как не там!? - Ребята переглянулись.

 - Заяц сейчас не в посадке лежит,  а в густых  зарослях,  в непроходимых местах, в низинах с травой и поваленными березами, в поймах ручейков, в которых сам черт ногу сломит, лежит  в такой чапыге, по которой не пройти, не пролезть и даже  не проползти.  Линяет он сейчас! Понятно!?  Поэтому и лежит плотно,  как к земле пришитый!

 - Харитон Борисович, а вы  что  все места здесь знаете!? - Колька с интересом посмотрел на учителя.

 - Разумеется!  Я ведь, ребятки,  родом с этих мест! Хотя, где прячется заяц, в это время года,  должен знать каждый охотник!

 -Как с этих мест!? Здесь ведь,  глухомань!? - Ребята вновь переглянулись.-  Тут  вроде кроме нашего поселка «Майского» и поселка  «Дубовского»  никаких населенных пунктов в округе  больше и нет!? Так ведь!?

  Старый учитель ничего не ответил. Вместо этого он молча  зажег на столе керосиновую лампу, поднял  крышку с кастрюли, в которой уже закипел охотничий суп и  начал снимать ложкой  пену,  сливая ее в блюдо,  из которого  обычно кормили собак.

 - Это сейчас возможно глухомань!! - Нарезая лук и картошку,  произнес он. – А раньше  здесь жизнь не просто теплилась,  а била ключом!

 - Здесь!? В этих местах!? Да!?-  В глазах ребят появился искренний интерес.

 - Да, милые мои! Именно, здесь! - Харитон Борисович опустился на пенек возле стола и глубоко вздохнул.- Здесь до тридцатых годов практически до поселка «Дубовского» хутора были. Вдоль всей реки они попадались. В том месте, где вы любите бить птицу, на «Тишкином болоте»,  там находился хутор Саввы Лазаревича Полканова.  Говорят,  ох и   богатый мужичек был. Безмолвие очень  любил. У него там и часовенка возле реки стояла,  и мельница, и маслобойка, целое стадо коров держал,  лошадей табун,  огромная,  до ста семей пасека.  Да много говорят,  чего у него было! Поговаривали, что  у него даже в самом Петербурге мебельная фабрика имелась, а его родной брат  на этой самой  фабрике якобы приказчиком работал.  Вот так вот!! - По задумчивому лицу бывшего учителя было заметно, что мыслями он ушел в прожитые годы. Тем временем, Харитон Борисович немного посидел молча, молча   раскурил  трубку,  несколько раз глубоко затянулся  и вновь продолжил. - А дальше, ребята,  по правую сторону от моста! - Он, показывал кончиком трубки в сторону сосновой посадки.  – Там располагался хутор его старшего сына,  Фрола Полканова!  После него наш хуторок,  потом шел хутор  Анастасии Ивановны Зубцовой,  знахарки, высшей пробы!! Затем хутор Борисовых, за ним Колчаковых, далее шла небольшая деревушка «Перегорящее», за ней хутор «Варакшинский»,  ну и так далее!! Короче, до самого «Дубовского»!! А вы говорите  глухомань!!

 - Харитон Борисович!? - Спросил Гриша. – А вы с какого года рождения!?

 - Я,  милок,  с 1910  мне уже  в этом году,  ровно шестьдесят пять лет стукнуло! Во как!! 

 - А,  вы,   Революцию,  помните!? - Неожиданно спросил Колька.

 - Как не помню!! Хорошо помню!!

 - Ну, и как вы ее восприняли!?

 - Да никак! Все  по-разному! Некоторые, кто победней, те, конечно,  радовались, другие, кто пограмотнее, те  восприняли ее настороженно, кто-то был равнодушен,  кто-то не понимал  вообще,  что происходит, ну а когда с войны стали возвращаться солдаты,  живыми и здоровы,  тогда люди  совсем  по иному стали воспринимать ростки Советской власти!  Отрезвел наш народ, ребятки,  нааамного поздней!

 - В смысле,  как это понять!? Отрезвел!?

 -  Да так и понимать! - Старичок раскурил трубку. -  Когда стали большевики отбирать  земельку, которую  наши родные  десятилетиями у тайги отвоевывали,  все  тут же люди    быстренько  в себя и  пришли!   А когда эту  землю, политую кровью и потом,  передали в руки бездельникам и тунеядцам, тогда они  протрезвели! Сразу скажу вам  протрезвели!  Но  уже было поздно! - Харитон Борисович глубоко вздохнул. – С этими словами он поднялся с пенька,  бросил в кастрюлю картошку, мелко нарезанный репчатый лук и начал охотничьим ножом нарезать для  похлебки  копченое сало. Из зимовья Колька принес соль и лавровый лист. Накрыв кастрюлю крышкой и заправив  кипящий чайник листьями брусники, он  вновь опустился на пенек,   продолжая  сосредоточенно копошиться со своей трубкой.  

Ребята слушали рассказчика с противоречивыми чувствами. С одной стороны они вроде бы и соглашались,  а вот с другой стороны… У подростков,  воспитанных на примере Павлика Морозова и ему подобных, услышанное просто  не укладывалось в голове.

 - А что потом!? - Гриша гладил по  голове  подошедшего  к нему «Патрона».

 - А потом!? - Старик вновь глубоко вздохнул. – Ну, а потом, кровь, братоубийственная  война,  сын на отца, брат на брата, дед на внука!!  А в результате!? - С этими словами он обвел своей трубкой округу.- А в результате,  пустыня!!!  Я так ребятки и не понял  этих коммунистов!?  Чего они хотели и чего хотят до сих пор!?

 - А почему не поняли!? - Коша даже затаил дыхание.

 - А потому!  Вместо вековой богатой  тайги  сплошные вырубки, практически поля вместо плодородных  полей - густые таежные заросли!!  Все у них нерентабельно,  все у них невыгодно!!  Короче говоря, у этих людей с ног на голову все перевернуто!! - Учитель с досадой плюнул. –  Раньше  на ближайших хуторах  больше пятисот  человек проживало.- Так вот, эти люди,   местные жители то бишь, не только себя обеспечивали продуктами питания,  но и половину  «Дубовского»  кормили!!  Вот так-то милые!!  А сейчас!! - Дед безнадежно махнул рукой.- Даже не знаем, что такое  копченая колбаса!! Мясо в магазине отсутствует!! Масла нет!!  Вот до чего дожили!!  

 В тайге было уже совсем темно,  когда Харитон Борисович снял с плиты кастрюлю с похлебкой  и занес ее внутрь зимовья.

 - Эх ты, вкуснятина какая!! - С удовольствием произнес он, открывая крышку.  Внутри помещения распространился ароматный запах охотничьего  супа. От такого запаха нетерпеливо заскулили собаки. Ребята проглотили слюну и  вместе с тарелками  выложили на стол репчатый лук,  копченое сало,  пару банок с рыбными консервами , хлеб и.. ….В это время, старик на стол поставил бутылку водки.

 - Ну, вам наверно еще нельзя!? - Ехидно произнес он.- А вот мне можно!!

 На такую тираду Коша ничего не ответил и молча выложил на стол фляжку медицинского спирта. У преподавателя истории глаза полезли на лоб.

 - Мдаа!! - Только и смог произнести он. Тем временем  Колька пододвинул стакан учителя к себе поближе  и заполнил его спиртом  ровно  на половину. Такой же объем  старичок  добавил туда холодной воды. Себе Коша ничего не разбавлял. Гриша спиртное не пил совсем.

 - Ну что будем здоровы!! - Харитон Борисович поднял стакан.

 - За  открытие охотничьего сезона!! - Произнес  Коша. В следующую минуту он широко открыл рот и  как старый портовый грузчик опорожнил стакан одним глотком. 

 - Ты где так,  наловчился!? - Спросил удивленный  учитель. Колька ничего не ответил и,   неопределенно махнув  рукой,  жадно набросился на горячую похлебку.

 Утолив первый голод, Гриша налил себе  брусничного чая.

 - Харитон Борисович!! А эта узкоколейка  где заканчивается?  Куда она ведет!? - Спросил он у учителя, не спеша  потягивая из кружки  ароматную жидкость.

 - Теперь она, ребятки, идет в никуда! - Харитон Борисович начал набивать в трубку табак. - Как в никуда!??  

 -Да так!! В никуда!!   Раньше, еще при Сталине, километров семьдесят отсюда, колония была для политических заключенных, а теперь там ничего нет,  одна  тайга! Вот так вот, ребятки!  Получается, что железная дорога есть, а идет она в никуда! 

Рассказы старого учителя,  ребята слушали с глубоким и искренним интересом. 

 - Харитон Борисович!! - Не унимался Гриша.- А  где сейчас сам  Савва Полканов-то  находится,   ну тот,  у которого  хутор-то располагался возле «Тишкиного болота».  А!?  Не знаете!?

 - Да помер он, поди,  давным-давно! Лет-то ему много уже было! Появился он в этих краях после войны, немного пожил, да и сгинул  неизвестно куда! Сейчас, если не знать, что там раньше большое хозяйство было,  никогда и  не догадаешься!! - Старик вновь глубоко вздохнул.

 - После дальней дороги,  плотного ужина и брусничного чая,  веки Гриши стали наливаться свинцом.  Тем временем  учитель  и его новый собеседник Колька  Соловьев продолжали  попивать водочку. Их разговор, после тяжелых воспоминаний, постепенно перешел на интересные  рассказы,  про охоту и рыбалку.  Под очередную историю, о том,  как Коша прошлый год настрелял  кучу соболей,  Гриша провалился в глубокий,  здоровый сон. Проснулся юноша еще затемно,  проснулся оттого,  что его  за плечо тряс Харитон Борисович.

 - Гриша!! Гриша!! - Не громко шептал он.- Поехали,  тетеревов постреляем!!  Давай вставай!

 В избушке было тепло и,  если честно сказать,  вставать  юноше совсем  не хотелось. Он открыл глаза,  посмотрел на часы, потянулся и нехотя поднялся с постели.   На столе горела керосиновая лампа. Учитель, видимо, встал намного раньше, потому что в зимовье топилась печь,  а на плите уже  вовсю  пыхтел пузатый  чайник. На соседних нарах, раскинув широко руки,  лежал пьяный в стельку Коша и храпел,  как местный  лесоруб, во время своего  недельного запоя. Умывшись и попив чайку, Гриша и его новый напарник сели на тележку и минут через десять были на месте.

 - Ну давай!! - Произнес Учитель.- Иди на свое место, а я встану вот тут! - Он зарядил ружье и остановился возле толстой елки.- Обзор болота с этого места  хороший,  да и рядом деревья есть,  на которые глухарь может сесть! 

Гриша согласился . Через несколько минут он уже и сам был возле своей любимой елочки и, загнав в стволы патроны,  стал с нетерпением дожидаться рассвета.

 - Минут через двадцать, практически еще в полной темноте, на кормежку полетели глухари. Хлопанье их крыльев были слышны повсюду, птицы садились на  болото,  пролетали дальше и только два  петуха  уселись прямо на тропинку возле парнишки. Гриша напряг зрение, но ничего  увидеть не мог.  На востоке забрезжил рассвет.  Тетерева и рябчики летели на болото целыми выводками. Внезапно  со стороны, где стоял учитель,  начали раздаваться частые выстрелы. Потревоженные глухари  взлетели и, перелетев болото,  приземлились на  противоположной его стороне.

 - Ничего!! - Подумал юноша. – С этих болот  без дичи не уйдем!! - И он был прав, так как в течении следующего часа,  сумел подстрелить трех тетеревов и одного рябчика.

 - Ну, хватит на сегодня!! - Про себя произнес он,  направляясь  в сторону  напарника.

  Харитон Борисович в это время уже стоял на тропе. За утро он произвел восемь выстрелов и смог убить глухаря и трех рябчиков.

 - Мог бы еще пару тетеревов шлепнуть!! - Азартно рассказывал он. - Да раненый глухарь соскочил с тропы и  побежал прямо по болоту, ну и пришлось за ним бежать и стрелять еще два раза!  Расшугал тут все!-  С этими словами старик поднял с земли огромного петуха.- Четыре патрона на него потратил!!  Ну, а ты как!? - Учитель развязал рюкзак и начал в него складывать добычу.

 - Я только трех тетеревов шлепнул да рябчика!!

 - Молодец! Очень хорошо!! - Путники направились к узкоколейке. – А может  брусники наберем!? - Неожиданно предложил учитель. – Смотри – ка,  сколько ее – ковер целый!!

Гриша ничего не ответил. В это время  он прислушивался в надежде, что Коша вместе с своим кобелем наконец-то  подняли зайца. Но делал он это зря.

 -Даа!! - Сочувственно произнес старик. – С таким напарником,   милый мой, ты еще  долго не услышишь заячий гон!!  

Гриша ничего не ответил,  а только вздохнул, вспоминая в стельку пьяного своего приятеля.

 Время двигалось к полудню. Мешок,  который дал Харитон Борисович  Грише,  паренек заполнил на половину. Брусники было так много,  что собирать ягоду было просто одно удовольствие.