Приветствую Вас, Гость

Соревнования по подледному лову (Часть 3)

предыдущая часть                            к оглавлению

 

Рыбаки из команды Василия Щупа были людьми очень опыт­ными. Все прекрасно понимали, что их коллега просто так го­рячиться не будет. Поэтому, как только прозвучало слово «есть!», команда смекнула: на этот раз на крючок товарища попалась по-настоящему крупная рыба. От напряжения у Митяя все лицо покрылось крупными красными пятнами. Из ладони, раз­резанной леской, на лед тонкой струйкой полилась алая кровь.

  •  Не уйдешь! Не уйдешь, зараза! - шептал Митяй, крепко упершись ногами в утоптанный снег.

Первым к товарищу подбежал Николай Солнышкин. Он на ходу скинул с себя тулуп, ловко перехватил у Митяя леску рукой, одетой в теплую рукавицу, после чего потихоньку на­чал подводить улов к отверстию лунки.

  •  Сом или щука! - взволнованно произнес Николай, продол­жая делать свое дело. - Килограммов пятнадцать, не меньше.

Поймать подобный экземпляр в обычное время считалось делом редким, исключительным. О таком улове помнят всю жизнь, рассказывают детям, внукам, правнукам, друзьям и зна­комым. Вытащить что-нибудь подобное, да еще во время мас­штабных соревнований, было просто на грани фантастики, это редчайший случай, это большая удача, это просто Фарт, и этот Фарт был совсем близко.

В лунке появился хребет гигантской щуки.

  •  Мужики! Быстро! Разбуриваем лунку! - дал команду Митяй.

Работа закипела. Тут же зашуршали лезвия льдобуров.

Не отставая от своих коллег, Юрий Михайлович с волнением и азартом схватил бур и попытался оказать команде реаль­ную помощь. Он подбежал к лунке, сделал несколько оборо­тов шнеком, мгновенно и сильно вспотел, после чего с криком: «Ребята! Смените! Могу подвести!» упал на лед и стал интен­сивно обмахиваться партийным билетом. Тем не менее, рабо­та продолжалась. Рыбаки знали свое дело туго. Вскоре пер­воначальная лунка превратилась в небольшую прорубь.

  •  Дуракам всегда везет! - послышались злобные возгласы со стороны конкурентов.

Со всех сторон команду Василия Щупа сверлили завистли­вые взгляды.

Не обращая ни на кого никакого внимания, Яшка-цыган ухватил щуку за жабры и начал вытаскивать ее на поверх­ность. От увиденного все пооткрывали рты. В руках у Яшки бился настоящий трофейный, редчайший, экземпляр. Но в сле­дующий момент произошло невероятное. Громадных разме­ров щука, уже полностью вытащенная на лед и переставшая сопротивляться, вдруг неожиданно сделала свечу, с неимовер­ной силой рванулась вверх, оборвала поводок и с громким всплеском упала обратно в прорубь.

Команда остолбенела, не в силах поверить в непоправимое.

Первым очнулся Коля Темень. Несмотря на двадцатигра­дусный мороз, он быстро скинул с себя тулуп, потом рубашку, засунул руки под лед и шарил там в течение десяти минут в надежде, что шука стоит где-нибудь рядом. В этот момент на Митяя было жалко смотреть. Этот здоровенный мужик, про­шедший огонь, воду и медные трубы, сидел на своем рыбац­ком ящике и беззвучно плакал. По его щекам стекали круп­ные слезы, которые он размазывал окровавленной рукой. Митяй рыдал всего третий раз в жизни. Первый раз он пла­кал, когда женился, второй - когда безвременно ушла из жиз­ни его родная теща (правда, от радости) и вот сейчас...

  •  Отставить бабий вой! - раздался голос Щупа, и внезапно возле команды появился Василий Васильевич с тяжелым пор­тфелем в руках. - Это фиаско мы запомним. Сойдет лед, при­едем, выловим эту хулиганку и такую уху заварганим, что мама не горюй! - ободряюще произнес он, догадываясь, что про­изошло в его отсутствие.

Команда сразу приободрилась, у людей поднялось настроение, вытер слезы и заулыбался Митяй. Юрий Михайлович подбе­жал к Василию Щупу с коротким, но обстоятельным докладом.

  •  Спокойно! Всем оставаться возле своих лунок! - негром­ко приказал Щуп.

Мужики быстро выполнили распоряжение своего шефа. Василий Васильевич оглянулся по сторонам и, убедившись, что на него никто не смотрит, не спеша подошел к ближайшему рыбаку своей команды.

  •  Быстро! Набирай! - скомандовал он, открывая замок пор­тфеля.

Портфель был под завязку набит свежим окунями и не­крупной сорожкой.

  •  Откуда?!
  •  Оттуда! - зло буркнул Щуп, давая пинок автору ненуж­ных вопросов.

Остальные сразу смекнули, что происходит. Мужики мол­ча набирали по несколько килограммов рыбы и быстренько смешивали ее со снегом и водой. Буквально через секунду после такой процедуры отличить выловленную рыбу от приоб­ретенной на базаре становилось практически невозможно.

  •  Ничего себе трюк! - сказал Яшка-цыган, с нескрывае­мым уважением поглядывая на Василия Щупа. - Знай наших!

С этими словами он закурил, понимая, что дальнейшая рыб­ная ловля потеряла всякий смысл. К нему стали подтягивать­ся и остальные. Мужики начали потихоньку праздновать по­беду. По кругу пошла первая бутылка водки, быстро подняв­шая всем настроение. Щуп деловито распределял денежные призы, которые должна была получить команда.

- Ну, как дела?! - раздался вдруг сзади строгий голос.

Вся команда, как один, резко повернулась. За спинами рыбаков стояли главный судья и два члена ре­визионной комиссии.

  •  Как рыбалка?! Как клев?! Какие проблемы?! - с иронией в голосе поинтересовался судья, не совсем понимая, почему все еще продолжают рыбачить, а эти, усевшись в кружок, что- то тихонько там обсуждают.
  •  Рыбалка удачная! Клев отменный, - ответил Щуп, - а сей­час, в данный момент, мы проводим партийное собрание с по­весткой дня: «Перенос Советской власти на территорию со­седних капиталистических государств». Вы, надеюсь, не про­тив Советской власти?! А?! - сделав упор на слова «Советс­кая власть», Василий Васильевич ехидно улыбнулся и напра­вил на судейскую комиссию свои добрые, милые, невинные и очень честные карие глаза.

От услышанного у товарища Карпова и его заместителей зашевелились волосы. Они по жизни были тертыми калача­ми, поэтому старались держаться от политики как можно дальше.

  •  Нет! Нет! Ну что вы, мы не против, совсем, совсем не про­тив. Мы всегда только за! - залепетали судьи и постарались побыстрей смотаться от греха подальше.
  •  Больше не появятся, - кивнул Пупкин, знающий толк в таких делах.
  • Да! Дураков нет, - подтвердил Василий Щуп, предлагая мужикам еще раз выпить по маленькой.

Тем временем соревнования подошли к концу. Команды собирали пойманную рыбу и несли на весы для контрольного взвешивания и подведения итогов. Начинался самый ответ­ственный момент.

  •  Товарищи... щи... щи... щи... - оповестил голос из репро­дуктора. - Для оглашения итогов соревнований и выдачи при­зов прошу... гну... шу... всех построиться... ся... ся... - раз­неслось далеко по округе.

Многочисленная толпа рыбаков, начинающих уже замер­зать, тут же зашевелилась. Но из-за длительного нахождения людей на свежем воздухе и чрезмерного употребления креп­леных спиртных напитков построиться в шеренгу никак не получалось.

  •  Па-пра-шу! Па-а-а-а-строиться... ся... ся... - снова раз­дался голос из репродуктора.

Толпа предприняла очередную попытку. Результат остал­ся прежним. С большим трудом рыбаков удалось организо­вать и выстроить в линию, отдаленно напоминающую шеренгу.

  •  Ну что? Пожалуй, можно и начинать, - сказал главный судья, когда убедился в том, что разрозненные группы рыба­ков превратились в более или менее стройные ряды.

Выдержав небольшую паузу, он подошел к микрофону и еще раз напомнил присутствующим условия и правила выда­чи призов.

  •  Знаем! Знаем! - громко закричали рыбаки. - Давай даль­ше! Ближе к делу!

Карпов взял в руки протокол соревнований. Многочислен­ная толпа на короткое время замерла и приготовилась слушать. Главный судья начал зачитывать результата взвешивания.

- Товарищи! - торжественно произнес Карпов. - Во вре­мя проведения областных соревнований по подледному лову рыбы третье место заняла... - здесь судья озвучил название команды, выловившей пять килограммов двести граммов рыбы.

Над водохранилищем раздалось громкое:

  • Ура-а-а-а! Ура-а-а-а! Ура-а-а-а!

Присутствующие оглушительно засвистели. Поднятием

руки судья успокоил ликующих.

Второе место досталось команде, которая выловила рыбы шесть килограммов сто граммов. Присутствующие закрича­ли еще громче и засвистели еще звонче.

  •  Первое место, товарищи, заняла команда...

Над водохранилищем повисла звенящая тишина.

Было так тихо, что казалось, был слышен шорох плавников стайки окуней, проплывающих возле берега с целью выяс­нить, куда делся мужик с флягой медицинского спирта.

-               Мама! - донесся крик со стороны книжного ларька, и удар падающего тела разрушил тишину.

Неудачником оказался парторг Коля Безбашенный. Он, прокрутившись весь день возле киоска Зои Козочкиной, не­чаянно поскользнулся, упал, сломал себе ключицу и два реб­ра. На крик о помощи никто не обратил никакого внимания. Все слушали, что скажет главный судья. Но как ни странно, судья почему-то молчал. Он нервно перебирал бумаги, часто сверялся с протоколом, заглядывал в первичные ведомости, лважды вместе с членами комиссии осмотрел пломбы на меш­ках, в которые были упакованы рыбные уловы, и никак не мог решиться озвучить команду-победительницу.

-               Товарищи! - как можно уверенней начал Карпов. - То­варищи! - повторил он и вновь осекся.

Шеренги рыбаков зашевелились и зашумели.

  •  Товарищи! - выдавил из себя главный судья и с трудом продолжил. - Уважаемые коллеги! Первое место в сегодняш­них состязаниях заняла команда рыбаков под руководством Василия Васильевича Щупа. Эта команда сумела поймать за лень соревнований сорок семь килограммов восемьсот грам­мов рыбы.

От услышанного люди оцепенели.

  •  Сиколько-сиколько?! - послышался голос местного тата­рина Махмуда Махмудова. - Ничаго я ни панял! - забормо­тал он, проталкиваясь к трибуне.
  • Этага не может быть! Всех парву! - гневно кричал тата­рин, стараясь прорваться к микрофону.

Дорогу на трибуну ему преградили бравые дружинники. Эти ребята долго не церемонились. Они быстро скрутили хулигана, ухватили его за руки и за ноги, слегка раскачали и кинули смутьяна в глубокий сугроб. Толпа зашумела еще громче. В это время на трибуну очень интеллигентно, даже немного элегантно, поднялся член команды какого-то област­ного дендросада. Этот божий одуванчик с помощью лога­рифмической линейки, допотопного барометра, обычных бух­галтерских счет, применяя сложные формулы интегралов и дифференциальных уравнений, быстренько доказал присут­ствующим, что сейчас, при данной температуре воздуха, мож­но поймать за день не более десяти-двенадцати килограммов речной рыбешки.

Толпа одобрительно закивала, возбужденно засвистела и гневно уставилась в сторону команды Василия Щупа. Назре­вал крупный скандал. Василий Щуп спокойно выслушал все доводы своих оппонентов. Когда доводы иссякли, он поправил на голове меховую шапку, стряхнул рыбью чешую с рукава тулупа, после чего грациозно и не спеша взял курс в сторону деревянной трибуны. Увидев, что Щуп направился к микро­фону, Яшка-цыган подмигнул товарищам, покрепче ухватил в руки ледоруб и подошел поближе к рыбаку, который возму­щался сильнее всех.

  •  Ты знаешь, дорогой мой?! - обратился он к шумному кол­леге. - Вот надышусь свежим воздухом, вмажу двести грам­мов водочки на морозе и почему-то сразу хочется кому-ни­будь яйца отрубить. Не подскажешь, с кого бы начать?!

От такого вопроса мужик сильно побледнел. Он как-то сразу притих, оглянулся по сторонам, с опаской посмотрел на свирепого цыгана, после чего, изобразив на придурковатом лице лучезарную улыбку, на полусогнутых моментально смотался с утоптанного места.

А в это время Василий Васильевич поднимался по ступень­кам на трибуну. Неожиданно ему преградил дорогу здоровенный двухметровый дружинник. Не обращая внимания на такие мелочи, Щуп по-отцовски посмотрел в глаза стражу по­рядка, пожал тому руку и негромко произнес:

  •  Молодой человек! Вы почему не заходите за премией? А? Непорядок, непорядок с вашей стороны!
  •  Дак, я это, ну, типа, ну как его... - взволновано забормотал дружинник, вставая по стойке смирно. - Короче, я, в общем...
  •  Непременно, непременно заходите! - повторил Василий Васильевич, беспрепятственно попадая туда, куда ему было нужно.

На трибуне было много народа. Тем не менее, Щуп продол­жал действовать. Первым делом он поцеловал руку любовни­це главного судьи.

  •  Добрый вечер, мадам, - любезно произнес он и поинтере­совался, как носятся подаренные лисьи воротники.
  •  Хорошо носятся, - с кокетством ответила любовница судьи, глубже пряча свой красивый носик в этот самый воротник.

Толпа шумела все громче и громче.

  •  Шулера! Аферисты! - кричали люди, хотя сами не могли понять, как такое могло произойти в присутствии сотен рыба­ков и десятка заслуженных экспертов.
  •  Тут что-то не так! Нужно проверить! - раздавались воз­гласы со всех сторон.

Щуп продолжал делать вид, что ничего не видит и не слы­шит. Он, как ни в чем не бывало, спокойно поздоровался со всеми присутствующими, затем ухватил за ухо красноречиво­го работника дендросада, подтащил бедолагу к себе и совсем тихо произнес:

  •  Пошел вон отсюда, вонючий собиратель гербариев, пока а твою логарифмическую линейку тебе же в одно интимное место не засунул.
  •  Ой! Ой! - испуганно запричитал божий одуванчик, пони­мая. что такое вполне может произойти. - Боже упаси! - до­бавил он, испаряясь в снежной поземке.

Василий Щуп беспрепятственно подошел к микрофону.

  •  Товарищи! - громко обратился он к присутствующим.

Над водохранилищем воцарилась первозданная тишина.

  •  Мама! - вновь раздался в тишине страдальческий крик Коли Безбашенного.

Присутствующим было не до него.

Тем временем Василий Васильевич в доходчивой и доступной форме объяснил непонятливым конкурентам, что его команда живет в лесу, в глухой тайге, поэтому прекрасно знает, как пра­вильно охотиться, а тем более рыбачить. Со всех сторон на ора­тора смотрели глаза, полные злобы и ненависти. Понимая, что конкурентов необходимо добить, Василий Васильевич произнес:

  •  Тем более, товарищи, в нашей команде собраны одни коммунисты, которые за победу готовы сложить на лед головы, как свои, так и чужие.

После этих слов люди стали нервно, с нескрываемым бес­покойством, перешептываться, оглядываться по сторонам и старались наметить маршрут на тот случай, если придется внезапно разбегаться.

На достигнутом Щуп останавливаться не собирался.

  •  Кто против окончательного результата команды комму- нистов-рыболовов?! А?! - неожиданно спросил он. - Прошу поднять руки!

После такого убийственного вопроса все разговоры немед­ленно прекратились. Некоторые широко заулыбались, стара­ясь показать, что они и есть самые лучшие друзья команды победителей. Заметив смятение среди толпы, которая минуту назад готова была порвать в клочья команду победителей вме­сте с ее руководством, Щуп вновь громко крикнул в микрофон:

  •  Кто против рыбаков-коммунистов?! Поднять руки!

После этого он взглянул на присмиревшую публику и в

глаза взволнованного главного судьи. От вопроса с полити­ческим подтекстом у Карпова второй раз за день сильно вспо­тела спина. Он слегка задрожал, с натянутой улыбкой по­смотрел на своих заместителей, громко захлопал в ладоши и еще громче закричал:

  •  Слава победителям! Победителям слава!

Толпа тут же подхватила:

- Сла-ва! Сла-ва! Сла-ва-а-а-а! Молодцы, ребята! Молодцы!

 «Вишь, как быстро перевоспитались! - подумал Юрий Ми­хайлович, увидев мгновенную перемену в настроении рыба- ков-конкурентов. - Давно бы так».

Аплодисменты продолжали звучать. Василий Щуп забрал из рук Карпова все полагающиеся призы, бережно передал их членам команды, а сам вновь взял в руки микрофон и на всю округу произнес краткую речь. На этот раз речь и в самом деле была совсем коротенькая. В ней Василий Василь­евич похвалил организаторов соревнований, лично поблагода­рил главного судью и его помощников, произнес хвалебную оду в адрес обкома партии и райкома комсомола. Пожелал проигравшим командам в дальнейшем успехов.

Под бурные аплодисменты многоликой толпы Василий Васи­льевич спустился с трибуны. Любовница товарища Карпова прово­дила Василия Щупа кокетливым взглядом. У самого же Карпо­ва взгляд был совсем другой и кокетливостью не отличался.

Совсем не интересуясь, что будет происходить дальше, ко­манда, подгоняемая парторгом Пупкиным, дисциплинированно погрузилась в автобус. Василий Васильевич занял свое мес­то. Он равномерно распределил среди членов команды полу­ченные подарки и денежные призы, усмехнулся, поблагодарил мужиков за отличный улов и только после этого дал водителю команду на отправление.

Автобус мягко тронулся в обратный путь. Команда смотре­ла на своего руководителя с нескрываемым восхищением. Василий Щуп и сам был очень доволен собой, поэтому на ра­достях распечатал бутылку коньяка, после которой по кругу пошла и бутылка водочки. Выпив по стакану горячительного напитка, уставшие люди расслабились и начали потихоньку дремать. Первым сморило Юрия Михайловича, задремал и уставший от интриг Василий Щуп, на заднем сидении давно уже храпел Яшка Лондос.

- Эй, полегче там на поворотах! - весело крикнул водителю захмелевший Митяй, с любовью прижимая к груди самый желанный подарок - радиоприемник «Океан».

 

предыдущая часть                            к оглавлению