Приветствую Вас, Гость

 Научная диссертация (часть 1)

                      следующая часть к оглавлению

 

Вечерние сумерки  медленно и,   как бы не спеша,  окутывали глухой, провинциальный пыльный  городишко. На   пересечении улиц «Советская» и «Коммунистическая»  начала работать    пивнушка с поэтическим названием « Тромбон у Ивана Ивановича». На другой стороне,   как бы дружелюбно  раскрывая объятия,  широко   распахнулись  ворота  городского медвытрезвителя, а торгующий политической литературой киоск «Союзпечать», выставил на продажу запрещенные игральные карты с  изображением обнаженных женщин.  По всему  центральному  проспекту,  возле государственных учреждений,  на столбах  загорелись электрические лампочки,  которые,  вырывая из вечерней мглы пучки света,   старались показать   рабочему люду, где располагается баня,  отделение полиции, почта, где  похоронное бюро,  прачечная ну и так далее. Не было электрического освещения только возле морга и городской поликлиники, в стенах которой  работал, творил и   созидал, известный в округе врач психотерапевт, целитель и экстрасенс  Семен Семенович Понтовский, которому, в данный момент было чертовски плохо, можно даже сказать хреново.  Дело в том, что Семен Семенович несколько месяцев к ряду  успешно боролся с «Зеленым змием», но вчера, ох уж эти друзья,  наклюкался так,  что сегодня не хотелось  вспоминать. Сильно болела печень, завывала поджелудочная железа,  голова  раскалывалась,  и казалось,  что именно ею   местная команда играла вечером  в футбол.   

Мучаясь тяжелейшим похмельем,  Понтовский застонал. От удушающего,  стойкого   перегара в кабинете нечем было дышать.  Что бы не тронуться рассудком, не задохнуться  и не потерять сознание,  его верная помощница,  пожилая и надежная    медсестра,   весь день   просидела на приеме больных,  в армейском противогазе. Вспотели окна, на подоконнике  завяли цветы, погиб столетний кактус, даже клопы,  эти Божьи создания, так мило и беззаботно проживающие в щелях  больничной кушетки, не выдержав  удушающего смрада, собрались  и гуськом, гуськом  перешли в прохладное и неприветливое помещение инфекционного отделения.  Рабочий день заканчивался. Оставшись один, Семен Семенович подошел к двери и выглянул в коридор, в котором,   кроме кота Персика внимательно наблюдавшего за работой техслужащей уже  никого не было. Цокая каблуками, покинула свой кабинет зубной врач Зинаида Ивановна Фтор. За ней толи укатилась, толи ушла,  не знаю даже, как и сказать,  толстая,  похожая на  пивную  бочку,    медсестра-помощница,  Ирина Булочкина, по прозвищу Ирина  «Колобок». Расписавшись в акте о захоронении ампутированных ушей местного олигарха, направился домой и   патологоанатом.  Самым последним, тихонько заперев дверь кабинета,  покинул рабочее место главврач, заведующий отделением Иван Иванович Буря, которого Понтовский  боялся и одновременно   ненавидел всеми клеточками своего ослабленного организма.  Он злорадно ухмыльнулся, вспомнив, как несколько дней назад в  кабинет главврача  проникли местные хулиганы, и за то, что он  выгнал их из больничного палисадника,  положили тому  под стол, обмазанный фосфором лошадиный череп, а из широких  костей неизвестного науке животного,     скомбинировали  на полу   хлесткое и быстро запоминающееся   короткое  слово.  Увидев все это,  главврач, тогда  от страха  обоссался.

  - Поделом тебе! -  хихикнул  Понтовский.

 Убедившись, что поликлиника опустела и  опасаться  больше некого, он хлопнул в ладоши и с энтузиазмом в голосе  прошептал;

 -Ну чтоссс?- теперь можно и опохмелиться!  С этими словами Семен Семенович подошел к стеклянному шкафчику,  где  у него  хранился    флакончик с медицинским спиртом  и  нехитрой   закуской, налил себе целую  рюмку, произнес коротенький тост и  хотел, было уже выпит,  как в дверь негромко постучали.

 -Кто там еще!!?? – недовольным голосом   спросил он. -  Прием давно окончен!

 В этот момент дверь распахнулась и на пороге появилась такая красивая женщина,  что у Понтовского,  от волнения,  вспотела спина, зачесалось,  между пальцами ног  и появился нестерпимый  зуд в паху.

 -Может мне это кажется?? - подумал Семен Семенович.  Закрыв глаза, он помотал головой,  и быстренько  прочитав   молитву, похожую на молниеносный удар в челюсть, вновь поднял веки. Но нет,  в этот раз зрение Понтовского не подвело.

Женщина, сильно смахивающая на Мирлин  Монро,  изящной походкой  прошла в кабинет и аккуратно присела на краешек стула. Рядом с ней находился мальчик подросток на вид  десяти, двенадцати лет. 

-  Светлана Петровна Рогачева ! –представилась красавица одергивая короткую юбку. – А это мой сын Дундул! – указала она на мальчишку  квадратная  голова,  и физиономия которого наводила на мысль,  что лицо ребенку  лепили не родители красавцы, а  ковал пьяный деревенский кузнец.

 -Какой же придурок дал ребенку  такое имя!? – подумал Понтовский,  но в слух произнес: - А ведь имя, я вам скажу,  ничего, редкое,  сильное,   запоминающиеся, такое  имя.

 -Правильно доктор! – Я с вами полностью согласна, мне, как только, сосед сторож  ликера – водочного  завода предложил,  назвать  малыша  таким именем я ни на минуту не сомневалась,  сразу согласилась.

 -Ммда! Ну да, ладно.- В какой- то момент Семен Семенович понял, что не может оторвать взгляда от красивой груди посетительницы,  и про себя прикинул :   

  .. - И ведь кто-то таких женщин…  Кхе! Кхе!!...   Встречает с работы, гладит … их волосы, притрагивается к мягким их…. рукам, целует ушки  и быть может даже и…  спинку!? - От таких мыслей в паху  у Сергея Антоновича   зачесалось еще сильнее.

 - Слушаю вас. - Пересохшими от волнения губами, забыв об опохмелке  прошептал он . -  Какие  ко мне  вопросы? 

 - Доктор!! - Наконец-то  произнесла красавица, выпроваживая сына за дверь.   – Я к вам по очень серьезному делу!

 - Пожалуйста, я в вашем распоряжении.

 - Доктор!! - Светлана Петровна всхлипнула. –  Вы обязательно должны мне помочь.- Вы не поверите, но я  одинокая женщина и живу совсем одна! Понимаете, доктор!? Совсем одна одинешенька!!

 - Вы живете ОДНА!?? От удивления у Понтовского начали,   расширятся глаза и прекратили увеличиваться только тогда,  когда достигли   диаметра пивной кружки.   

 - Ну, да,  одна!!

 -Гмм? А где же  ваш муж, где отец вашего замечательного  сына!? А!?

 - Где, где!  В Караганде! Здесь,  женщина,  сделала  какой-то непонятный жест рукой, поправила на голове прическу и  проверила,  все ли застегнуты на ее блузке пуговицы.   Улыбка на ее лице и невинные красивые глаза говорили,  что ее  муж объелся груш,  а отца Дундула она назвать просто затрудняется. От дальнейших расспросов, Понтовский,  решил отказаться. Почувствовав это, посетительница продолжила.

 - Доктор, я везде одна, я одна на работе, одна  дома, на отдыхе, одна в командировке, в гостях и даже одна,  в полном одиночестве, долгими зимними  вечерами,  пью дома чай!! Вы,  это можете себе представить!? -  А!? Женщина  достала из сумочки носовой платок.  

 - Неужели,  вы, обладая такой красотой,  и  живете ОДНА…!!??

 - Да!! Да!! Вот именно…!! - Светлана Петровна начала беззвучно плакать. – Одна! Одна- на всем белом свете, а знаете,  как хочется,  возле себя иметь мужчину,  с которым можно было бы поговорить, опереться на его плечо,  почувствовать себя слабой и незащищенной,  нежной и заботливой, доброй и ласковой! Эхх, доктор!! Вы даже не представляете, как я хочу, чтобы возле меня находился простой и в тоже время надежный человек.  Вы не представляете, доктор как бы я его  любила, я бы   подавала ему  завтрак в постель, готовила бы обеды и ужины,  стирала бы ему  рубашки, носки и даже  портянки,  гладила бы его   брюки, ухаживала бы за ним,  как за маленьким ребенком. Я даже  готова  мыть ему  ноги студеной водицей!! Понимаете, доктор, на что я  готова!?? А!? Теперь  вы меня   понимаете!??  Я всю жизнь ждала  принца на белом коне, а сейчас  согласна на одного коня со стременами,   и   без седла. - Красавица замолчала, вытирая слезы.

В это время Понтовский,  внимательно посмотрел на свое отражение в зеркале и подумал:

 - Ну а что?  Мне  всего-то   тридцать  три  года,  аккуратно и коротко подстригусь, вставлю себе  передние, сгнившие зубы, после чего и я  могу предоставить этой несчастной женщине,  возможность стирать мои, носки и многочисленные рубашки.  Несколько коренных зубов, отсутствующие в его ротовой полости, он решил вставить немного поздней.

 - Ну а почему бы и нет!?? С этими мыслями врач повторно взглянул на свое опухшее лицо, поправил взъерошенные волосы и постарался представить, как будет выглядеть его улыбка, после того как во рту появятся недостающие,  передние,   широкие зубы.  Получалось вроде бы ничего. Оторвавшись от своих мыслей,  Понтовский  перевел взгляд   на пышные формы  Светланы Петровны и задумчиво  произнес:

     - Не совсем я вас понимаю, гражданочка!- Мне кажется, с такими проблемами как у вас,     необходимо обратиться к врачу сексопатологу  или к невропатологу,  наконец,  а  я ведь  всего  простой психотерапевт,  и   не занимаюсь вопросами семьи и секса! Хотя в этом случае,  к большому сожалению,  конечно.   

 - Вы я вижу, доктор  и  впрямь  меня не понимаете, совсем, совсем не понимаете!! – Красавица  надула губы и насупилась .- Вы, даже представить себе не можете, что  причина, по которой я не могу найти себе любимого человека, это мой сын Дундул!!  Уловили??!

 -Нет! А что с ним?

 -Дело в том … дело в том!- Здесь посетительница не выдержала и громко  зарыдала  -Что мой сынуля,    мой дорогой Дундул,   регулярно ссытся!! Представьте себе, доктор,   он попросту ссытся!! По другому,  то что он делает,  ни как назвать нельзя,  язык не поворачивается..

 - Ссыться!??

 - Да!!Да!! Именно, что   ссыться!!

 - Ну, в этом ничего страшного нет.  Недуг этот излечим,  это простое  недержание мочи,  или,    по научному,  обычный  энурез,  распространенная детская болезнь! Многие дети мочатся  в постель,  ничего с этим  не поделаешь, такова жизнь.

 -Согласна,  другие дети,  может и мочатся,  а Дундул,   не только поливает ночью  свою постель, но и ссыт в сапоги, ботинки и даже в карманы пальто моих гостей! Понимаете, доктор??! На днях ко мне приехал сослуживец на машине,  так тот умудрился нассать ему в бензобак,  после чего  в двигателе   рассыпались поршни,  и сгорела электропроводка. А две недели назад, он нассал в спортивную  сумку моего  знакомого,   в которой хранились листовки призывающие голосовать за В. В. Жириновского,   ну, и  кто после таких случаев изъявит желание   знакомиться   или приходить  ко мне в гости??!! А, доктор??!    

 -Редкое явление- Посочувствовал Потовский. Оказаться обоссаным,  у людей никакого желания нет.- Мда, вы правы.    Запущенный случай,  сильно запущенный,  но  не переживайте,  это как раз по моей части и я вам,  гарантирую,  что его-то,  как раз  мы  вылечим,  могу вас, голубушка,  в этом уверить.

 - Согласна, доктор, случай тяжелый, поэтому я и направилась к вам, знаю, что только вы  сможете  помочь моему горю! В глазах посетительницы появились огоньки надежды.

 -Кстати ! А вы, со своей проблемой уже обращались к кому нибуть!? А?? 

 - Естественно! 

 -- И у  к кому  же, если не секрет?

 -Я была на приеме у профессора Захара Никаноровича Свисти- Свисти!

 --Да, вы что??!  - Вы были у САМОГО!!   Захара Никаноровича??!!

 -Да!  Именно у него!!

 Услыхав эту фамилию,  Понтовский вздрогнул. По его телу, от страха пробежали мурашки.  Дело  в том, что   Свисти- Свисти работал ректором научно- исследовательского института и одновременно возглавлял рабочую  комиссию,  которая принимала , проверяла диссертации и  присуждала  ученые степени молодым аспирантам. Это был страшный человек. Профессор   никому не верил, не доверял,  считая, что  все  слушатели академии,   способны только пить,  гулять, шастать по ресторанам и списывать друг у друга научные работы. Чтобы выловить проходимцев от науки, он всячески  пытался выяснить, где молодые ученые брали  темы  для  своих  диссертаций, кто их спонсировал, какой  партии симпатизируют и если у молодежи « лохматая рука»  в правительстве.   С этой целью профессор   поощрял в институте тотальную слежку, стукачество,  доносы, кляузы, сплетни и даже применял пытки. Да, да, именно пытки. Он дышал на молодых ученых перегаром, поил их водкой, не давая   опохмеляться, обкуривал  дешевым табаком, заставлял бедолаг нюхать его потные  носки  и    по десять  часов кряду  смотреть телепередачу  « Дом-2».

 Понтовский хоть и заволновался, но  постарался собраться.

 -И что же вам Свисти- Свисти… ээээ..  посоветовал..! Спросил он.

-Ну что, что?? На первый взгляд ничего особенного!  Он предложил на ночь,  моему Дундульчику,  кушать соленые огурцы и запивать  это все  парным,   коровьим молоком.

     . - Ну, этот метод устаревший, по такому принципу энурез  давно уже  никто не лечит!! Понтовский  откинулся на спинку стула. – Сейчас есть методы намного эффективней и более надежней!

 Но Светлана Петровна продолжала. По ее словам,  кроме Свисти –Свисти  ей пришлось посетить профессора Кошкина и доктора  Мышкина, где  Кошкин  посоветовал  через каждые три часа колотить по голове Дундула резиновой палкой, а Мышкин  предложил сконструировать часовой механизм где палка,   через определенный промежуток времени, на голову мальчишки  будет опускаться сама.    

- Ну, это куда ни шло! –  Сделал заключение Понтовский.- Вы, я так понял, наверное, согласились?!

 Да, вы что такое говорите! Разве это  можно?! -  Не забывайте доктор, что  я живу одна.  Представляете?!  Я одна лежу в накрахмаленной постели, мне жарко, я отбросила одеяло, мои ноги и руки  раскинуты, волосы рассыпались по подушке, из одежды на мне черная сорочка на тонких,  тонких бретельках, мне снится сон что я, наконец- то нашла надежного мужчину и вдруг, звон механизма,  глухие удары,  испуганный сын бежит в туалет, спотыкается,  падает, да еще и ударяется головой об унитаз. Нет, нет  доктор я этого,  не выдержу.- А вдруг Дундул разобьет унитаз и раковину,   они ведь  у меня импортного производства, сами понимаете, это дело не годится.

В какой-то момент на глазах красавицы вновь появились слезы.

 -Ну что вы так убиваетесь?! – Не выдержал Понтовский.-  Он у вас  лишаями покрылся что ли? –Сейчас ситуацию мы возьмем под контроль, начнем срочное лечение и все будет нормально. Тем более энурез,  это  моя специализация, я даже по этой теме  написал диссертацию и  уже скоро  защита.

 Семен Семенович не заметил, но после его слов Светлана Петровна мгновенно изменилась, напряглась, сосредоточилась. Она быстро вытерла слезы, достала из сумочки записную книжку, авторучку и, задавая профессиональные  вопросы,  касаемо  диссертации,   начала  что – то быстро  записывать. Отвечал Понтовский охотно. Ему нравилось что красивая женщина проявляет интерес к его творчеству, к  научным разработкам, да и вообще…    Расхаживая по кабинету Семен Семенович  признался  о том кто финансировал его научные разработки, кто помогал, кто являлся заказчиком и техническим исполнителем, рассказал о своих связях и знакомствах.

 -Так получается, что  для лечения энуреза,  вы изобрели новый препарат который  называется  … ??!!- Светлана Петровна замерла в ожидании ответа.

 -«Пурген-  С»!!-Высказался как отрезал Понтовский.

 -Пурген??!! – теперь уже и у  посетительницы начали  расширяться глаза и остановились только тогда когда достигли диаметра бокала для шампанских вин.- Но позвольте, доктор…!

 -Не « Пурген» ! – поправил Понтовский. А «Пурген – С»!! С этими словами он  оперся на спинку стула и смотря куда-то в даль, за горизонт,   примерно туда же куда смотрит   главарь пиратов в поисках заблудившихся кораблей, торжественно произнес:     -Слышите как звучит «С» , это же энергия,  сила, мощь, ураган, «С» -это моя диссертация, это мое « ноу- хау», это ученая степень, это слава, почет, уважение, в конце концов!!  Поняли??!!

 -Формулу! – Скажите формулу, добавки «С». Какие  вы используете ингредиенты, пропорция,  биологический и химический состав ?! – От волнения женщина даже вспотела.

 -Нет! – в последний момент твердо ответил Понтовский. Этого я пока вам сказать не могу, скажу  только после защиты диссертации, только после ее  защиты…

 После этих слов Светлана Петровна как-то сникла, быстренько  положила записную   книжку в сумочку   и обиженно надув губы произнесла:

 -Ну, если не хотите,  то, как хотите, дело ваше!

 Поговорив с красавицей  еще несколько минут, на отвлеченные темы,  такие как повышение цен на водку и плату за уборку мусора, Понтовский понизил голос и неожиданно  предложил лечить Дундула именно «Пургеном- С». 

                      следующая часть к оглавлению